I-й семинар С.СЭКИ сихана в Коинобори Додзё. 02-09 июня 1996 г

I-й семинар С.СЭКИ сихана в Коинобори Додзё. 02-09 июня 1996 г

1996 год был особым: Клубу Коинобори исполнялось пять лет. Досю Киссёмару Уэсиба и руководство Хомбу Додзё сочли возможным откликнуться на просьбу Клуба и прислать Сэки-сихана в Москву для проведения юбилейного семинара.

И вот – первый семинар. Непривычная задача, огромная ответственность, сложности с организацией…
Все члены Коинобори Додзё сознавали: выбор сделан раз и навсегда. Возможно, сам Сэки-сэнсэй и считал эту поездку однократной – но для Коинобори Додзё это был решающий шаг, и надо было сделать все возможное, чтобы показать себя достойными внимания сэнсэя, чтобы семинар стал началом долгого совместного пути.

Спустя 10 лет, впечатлениями о первом семинаре сихана в Коинобори Додзё делятся инструкторы Коинобори Додзё

Наталия Береславская, 4 Дан: «Тренировки были в июне, в 30-градусную жару. И хотя до этого мы год практически занимались в стиле японских тренировок, Марина Карпова нас готовила морально и физически к стилю Сэки-сэнсэя – это были тяжелые нагрузки. Только на большом энтузиазме, на большом желании освоить технику мы удержались.
В первый приезд сэнсэя мы просто перебирали все «от и до» – все возможные приемы от каждой атаки. До сих пор такого семинара не делал никто. Это было погружение с головой. Казалось, что впитываешь как губка. Через три первых дня семинара, после тяжелого физического напряжения, когда, казалось, уже невозможно двигаться, возникало ощущение, что заново родился.
Я старалась настроить себя как «чистый лист». Мне казалось, меня всего лишь научили читать и писать – и вот теперь, на семинаре Сэки-сэнсэя, я учусь писать сочинения. Через многократное исполнение приема в быстром темпе на протяжении всей тренировки я учи-лась осознавать и контролировать свое тело. Если раньше, выполняя прием, я обращала внимание на одну какую-то часть приема – концовку или вход, – то теперь я могла, непрерывно двигаясь, увидеть, как на кинопленке, покадрово весь прием до конца. Это было потрясающее открытие. Несмотря на продол-жающуюся тяжелую нагрузку, голове все было очень четко. И потом, на протяжении всего семинара и позже, это ощущение меня не покидало: что я могу погрузиться в это состо-яние и увидеть весь прием».

Марина Карпова,5 Дан: «На семинаре все бегали как заведенные. Все слышали, что сэнсэй работает активно, поэтому бегали, боялись остановиться и старались бить изо всех сил. Представляю, что сэнсэй пережил… В плане техники – он качал головой, отзывал нас с Вадимом и говорил: «посмотрите со стороны, это надо менять, и это, и это…» «Вталкивал» в нас новые знания, проверял, поняли или не поняли. С нами, старшими, занимался очень много, чтобы потом мы могли донести это до других».

Александр Грачев,4 Дан: «Вначале казалось, что сэнсэй делает технику достаточно жестко, но я думаю, это было связано с тем, что мы плохо двигались, а сэнсэй действовал по ситуации: добирался до центра человека, и тогда уже с этим центром разбирался, швырял. Потом мы стали мягче, и уже в этом не было необходимости, добираться до центра было легче. Тогда нам вообще было очень сложно выполнить какие-то требования, даже просто захват сделать. Мы зажимались, но мы же не знали, что мы зажимались! Сэнсэй, наверное, с нами мучился кошмарно, но я, например, этого не замечал. Может, это тоже проявление мастерства: не показать, что тебя что-то не устраивает, просто делать и делать приемы».
После семинара стало окончательно ясно – выбор был сделан верно. Нужно ли говорить, что, даже если сам сэнсэй этого и не планировал, все сказанное и показанное им на семинаре было воспринято как домашнее задание на год вперед? До следующего семинара, до новой порции знаний. Впечатлений было предостаточно. Научиться делать так хотели все – но получалось это очень и очень не сразу. Началось долгое и трудное перестраивание на новый лад – работа над динамичностью, мягкостью, легкостью движений.
Наталия Береславская: «После семинаров Сэки-сэнсэя, когда стали серьезно работать над тем, что он показывал, на тренировках стало гораздо больше объяснений. Особенно страховки, до этого мы страховкой занимались мало. Причем не столько словесных объяснений, сколько тонкой работы, направленной не на общую форму, а на отдельные технические элементы, такие как перехваты, адекватная реакция руки…»
Марина Карпова: «На семинаре, конечно, все перенапряглись. Ничего не получалось. По пятнадцать минут нам объясняли, например, что при ударе ёкомэн-ути первой должна пойти нога, а она все время опаздывает, и рука идет вперед. Голова понимала, а тело не делало. Сейчас старые пленки если посмотреть – стыд и срам. Мы-то думали, что что-то умеем, что легко движемся, а оказалось, что нет. Это был сильный контраст. И количество новой информации было запредельно велико».
Просто осознать, выполнить и довести до автоматизма даже простейшие движения подчас оказывалось очень
и очень трудно. А ведь нужно было освоить огромный объем информации, да еще и довести ее до всех учеников.

Вадим Грачев,5 Дан: «Я помню и представляю, как сэнсэю было тяжело в первый год, когда нам казалось, что мы на правильном пути, когда он приехал и начал нас развивать в нужном направлении… Каждый год мы заставляли себя и других больше работать, чтобы сэнсэю было интересно с нами заниматься. Все время переживали, что ему не нравится, что мы какие-то косые, кривые, и это беспокойство помогало нам развиваться дальше. Показателем для нас всегда было не то, что сэнсэй нас похвалит, а то, что он подойдет и укажет ошибку. Ничего хуже не было, если он просто стоит и смотрит, казалось, лучше бы ругал… И когда хвалил, тоже не были довольны, потому что сразу начинали думать: наверное, сэнсэй уже смирился
с мыслью, что все настолько плохо, считает, что уже и ругать бессмысленно…»
Марина Карпова: «Год мы честно старались тем, кто с нами занимался, все это привить. Мы понимали, что будем опять просить, чтобы сэнсэй приехал. Потому что для нас было так: если мы пригласили сэнсэя – то это на всю жизнь… Весь год был простроен под будущий семинар. Тренировки строились так, чтобы вывести людей в пиковую форму к семинару. Вся хозяйственная деятельность направлена на то чтобы обеспечить семинар. И так все 10 лет».
С первых лет семинар стал традицией и главным ежегодным событием в жизни клуба – и праздником, и отчетом о проделанной за год работе. Конечно, в последующие годы семинары понемногу менялись. Неуклонно росло число занимающихся, менялся, в какой-то степени, и характер тренировок.

Марина Карпова: «Мне кажется, что на первых двух семинарах сэнсэй еще не знал, что будет ездить постоянно, поэтому он пытался передать нам сразу все свои знания. Потом, когда стало ясно, что мы твердо настроены каждый год приглашать сэнсэя проводить семинар, – тогда, как мне кажется, началось более глубокое изучение. На последних семинарах количество приемов было относительно невелико, но сэнсэй делал акцент на качественном исполнении, состоянии тела, отдельных элементах, например, улучшении контакта… Раньше каждый получал по сорок замечаний сразу, чуть ли не в книжку их записывали. Сейчас – одно-два, но принципиальные.
Кроме того, на первых семинарах общая масса была не готова воспринимать то, что показывал сэнсэй. Поэтому он уделял много внимания старшим, чтобы они потом подтянули остальных. Сейчас, поскольку Сэки-сэнсэй приезжает к нам уже десять лет, большинство людей готовы у него учиться. Наверное, поэтому сэнсэй теперь работает и с менее опытными людьми, им тоже указывает на один-два таких момента, которые качественно что-то меняют…
По-моему, и сам сэнсэй тоже меняется. На последних семинарах, как мне кажется, он делал акцент не столько на скорости, резкости, сколько на хорошем наполнении, мощности и внутренней силе движения, плавном выполнении движения, при котором и укэ, и нагэ контролируют свои действия. Сначала нам казалось, что важнее всего активность, все старались бегом, скорей, резче – наверное, это был определенный этап развития. Сейчас же идет, прежде всего, работа над качеством, и я не перестаю удивляться: базовых приемов не так много, но сэнсэй каждый раз поднимает какой-то новый пласт в уже, в общем-то, известной технике. Мне это очень и очень нравится, потому что понимаешь: можно заниматься одним и тем же иккё многие годы, и скучно-то не будет…»

Николай Майоров (стаж айкидо с 1994 г., в Коинобори с 1996 г.): «Первое впечатление от встречи с сэнсэем было – необычайная собранность в работе и простота в общении. Внимательность к ученикам. Он показывал каждому именно на том уровне скорости, который ученик мог воспринять. Очень внимательно, осторожно, чтоб не причинить травму. Вообще из впечатлений о семинаре запомнилась необычайная скорость по сравнению с обычной тренировкой, интенсивность подачи материала. Было очень трудно сосредоточится, чтобы все удержать. А от семинара к семинару я понимал все больше, и можно было более спокойно и внимательно тренироваться. И Сэки-сэнсэй, мне кажется, стал показывать более сложные нюансы, которые раньше не показывал, наверное потому что мы не могли их воспринять».

Владимир Армашов (стаж айкидо в Коинобори с 1995 г.): «Лично для меня семинары каждый раз разные. Сэнсэй показывает в принципе одно и то же, а получается, что каждый раз узнаешь что-то другое, новое. Думаю, это потому, что меняется наш собственный уровень. Сэнсэй, может быть, показывает ту же базовую технику – меняется наше восприятие».

Тугушев Тимур (стаж айкидо с 1992 г., в Коинобори с 1994 г.,): «Если проследить с первого семинара до наших дней, то станет заметно, что, хотя все люди в клубе разные, их техника постепенно становится все более похожей на технику Сэки-сэнсэя. Видимо, год за годом что-то откладывается
в головах и формируется стиль, который и является сегодня «визитной карточкой» Коинобори. Основой этого стиля является, прежде всего, точность, акцент не на скорость и безумные броски, а на понимание геометрии движения, стратегии, дистанции. На мой взгляд, это самый правильный подход – внимательное изучение простейших элементов и их постоянная отработка. На основе этого можно достичь всего – и скорости, и жесткости, но без прочной базы тренироваться бесполезно».

admin
admin

Обсуждение закрыто.